оповідання

Бомж

Деревянкин Юрий Сергеевич с детства рос глупым мальчиком. Не то чтобы тупым, или даже тормозом. Нет. Он просто был скучным противным малым, вечно желающим исполнения всех желаний не смотря ни на что. Это началось у него где-то в классе втором, когда ему вдруг захотелось иметь велосипед, и непременно с моторчиком. Дома он устроил небольшую истерику с топаньем ногами, бросанием старых игрушек в окна и разбитием старого дедовского зеркала в прихожей. Папа, как водится, отшлепал провинившегося, мама прочитала морали папе о методах воспитания, на том и порешили. Благо, что велосипед, хотя и без моторчика, через месяц, к Новому году, притащили дедушка с бабушкой. В институте Юра учился не ахти как и готов был за троечку на экзамене неделю раскручивать папу на тридцатку баксов. Уже даже мама была не рада, что по знакомству устроила непутевого сына в институт. Все с нетерпением ждали женитьбы и дождались. Как и подобает в таких случаях, жена ему попалась стервозная и противная, короче два сапога пара. Зато денег у нее было много, а работать по-большому Деревянкину не очень хотелось. Хотя в последнее время деньги кончились и жена регулярно по вечерам начинала пилить мужа на счет смены работы и зарабатывания средств на существование.

Собственно, не о том речь. Техническая революция не стояла на месте и к тому времени когда Юре, точнее, Юрию Сергеевичу, заместителю начальника отдела по сбыту резиновых изделий номер 1 государственного научно-производственного предприятия "Резинстройгражданлатекспроект" на зарплату в 50 буханок хлеба через день и два килограмма куриных окорочков в месяц плюс бесплатная годовая подписка газеты "Вечерний резиновик", стукнуло сорок, очень сильно захотелось иметь мобильный телефон.

Желание отнюдь не праздное, мало ли сейчас народу с мобилками шастает по улицам. И представлял себя Юра идущим по улице с телефоном на поясе рядом с красивой женой (не своей конечно). И идут они в ресторан, а потом отправляются к ней в роскошные апартаменты. И звонит мобилка. Он поднимает трубку, а там жена (своя конечно, откуда только она номер узнала, ведь только сегодня купил?). И как скажет он ей красиво, громко и четко, чтобы подруга слышала, что в бассейне нагишом сейчас волны распускает: да пошла ты! И хорошо так на душе становится!..

С момента осознания мечты, реальности запроса и нереальности добычи средств легальным путем до этого дня прошло несколько месяцев. Еженедельная экономия на обедах, на транспорте - пешком на работу с работы, заначки. Исхудав на несколько килограммов но таки насобирав нужную сумму на, к сожалению, самую дешевую модель мобильника Юра Сергеевич с гордо поднятой головой ступил на порог фирмы по предоставлению услуг сотовой связи. По дороге домой он совершено неожиданно в собственном подъезде нашел кошелек со своей как минимум годовой зарплатой в иностранной валюте без эквивалента.

В тот же день ему на голову свалилось еще два счастья - жена сказала, что уходит к другому красивому и богатому, и главное ласковому, а жлоб - сосед сверху, регулярно затоплявший Деревянкиных, выбросился со второго этажа в попытке суицида из-за того что по дороге домой потерял кошелек с авансом за апрель. Онемев от такого поворота событий и совершенно не понимая за что ему такое, Юра напился. Так как не напивался еще со времен беззаботного студенчества.

Дни летели быстро. Постепенно Юра стал привыкать к телефончику на поясе. Он уже давно перестал ловить на нем завистливые взгляды прохожих и смущаться в общественном транспорте, когда мелодичная трель разрезала сонную утреннюю тишину. Друзей у него не было, поэтому Юра подписался на специальную рассылку новостей, приходившую аккурат в момент поездки на работу. Вторая партия новостей приходилась на время поездки домой. Больше никто не звонил. Даже не ошибались. Он дал номер своего телефона случайно встретившему и узнавшего его в городе однокласснику, но тот жил в селе без всякой связи вокруг на полкилометра и поэтому за год ни разу не позвонил. Женщины, к которым он пытался привязаться на улице давали от ворот поворот и на его мобилку реагировали неадекватно, быстро доставая из своих сумочек маленькие и аккуратненькие аппараты новейшего поколения, пытаясь по ним вызвать на подмогу от маньяка. Иногда он звонил себе сам с рабочего телефона. Но денег на разговор было жалко, а с собой он говорить мог только в известном состоянии. Совершенно раскис Юрий Сергеевич в безвыходной ситуации. Мечта осуществлена, но удовлетворения нет. Иногда, по ночам, в абсолютной тишине, он слышал, как выписавшемуся из больницы соседу сверху звонят с пожеланиями здоровья, по нескольку раз. Зависть стала заедать Деревянкина со страшной силой. Он готов был загрызть любого, у кого хоть что-то звонило. Даже будильник вызывал в последнее время дикое отвращение.

В один из таких дней, пребывая в состоянии агонии, сам не того не понимая, Деревянкин взобрался на крышу своего двухэтажного старенького дома и подумывал совершить то, что не удалось соседу. Решаться на столь жуткий шаг не хотелось, и он взвешивал все за и против, начиная с того, что, возможно, только ушибется и тогда ему в палату будут каждый день носить цветы (думать о том кто же это будет не хотелось) и заканчивая тем, что его бюст будет поставлен на главной аллее "Резинстройгражданлатекспроекта" (смущали только голуби на голове и печать "посмертно"). Все это время, не замечая вокруг ничего, Деревянкин вертел мобилку в руках. Что будет с ним - предрешено, о том, что будет с ней, с любимой, думать не хотелось.

С крыши виднелась часть двора, с детьми, мусоркой и бабушками на лавочках. Для начала полета Юра выбрал место прямо над выходом из подъезда. Это было единственное место где не было луж после утреннего дождя. В лужу падать не хотелось, да и мобилка может выйти из строя.

Где-то посредине мыслей о голубях мира и о, беспощадно гадящих на плечи, воронах, во двор медленно начала въезжать мусороуборочная машина. В следующее же мгновение ход мыслей Деревянкина навсегда был прерван звонком его мобильного телефона. Он держал в руках яростно разрывающийся телефон и не верил своим ушам и глазам. Трель продолжалась. Машина проехала чуть дальше во двор и ближе к контейнеру с мусором. Деревянкин стоял в изумлении и не знал что делать. Никто во дворе из-за гула машины не слышал телефона. Как захотелось Юре, чтобы его сейчас услышали все, его телефон, эти сладкие ноты звонка, его голос "алло". Праздник быстро и тихо пришел к Деревянкину. Все мысли о плохом отошли вдаль и остались позади. Телефон звенел и это доставляло его хозяину чувство сравнимое с чувством первой любви, первой брачной ночи, первой зарплаты. Машина подъехала к контейнеру и остановилась. Трель, длиною в жизнь. Юрий Сергеевич взял телефон в ладони и поднял перед собой, любуясь захватывающим зрелищем. Одна из старушек заметила, как на крыше, словно перед божеством, стоит человек, с вытянутыми вперед и чуть приподнятыми руками. Человек плакал. Она не могла этого видеть, как и то, что за предмет у него в руках, и она не слышала звука, исходящего от этого предмета. Она лишь видела величественную фигуру над выходом из подъезда, дверь которого открылась. Мужик из мусоровоза прикрепил контейнер к специальному устройству для зашвыривания дурнопахнущего содержимого в кузов. И телефон замолчал. Деревянкин резко дернулся от неожиданности прерванного акта удовольствия и то, что секунду назад величественно восседало в ладонях, стремительно полетело вниз. Из дверей подъезда показался мальчик с мусорным ведром. Подождите! - крикнул он мусорщикам. Телефон падал. Мальчик, ничего не замечая, быстро побежал вперед, а предмет вожделения и безответной любви плюхнулся прямиком в его мусорное ведро без единого звука. Все лучшие моменты неяркой жизни Деревянкина пронеслись в этот миг перед его глазами. И еще несколько моментов: мальчик, неглядя высыпающий содержимое ведра в мусорный бак, мусорная машина, опрокидывающая в себя бак, пустой бак на прежнем месте, мальчик с пустым ведром, старушки по-прежнему на лавочках, машина, выезжающая со двора в невидимом с крыши направлении. Единственное, что он смог сообразить, так это то, что телефон цел и невредим и ему грозит опасность.

Медленный автобус довез Деревянкина до поворота грунтовой дороги в сторону свалки. 20 минут пешком, почти 10 минут бегом. Потный и усталый он дал сторожу пятерку и забежал к свежевыброшенному мусору. Мусора было много. Кучи зловонного хлама. Где-то среди них ОН. Задыхается. Гниет. Запах канализации и привкус плесени, дерьмо обволакивает его пластмассовый, но красивый корпус. Кнопки западают и набирают несуществующий номер. Непрекращающийся кошмар. Где ты, где тебя искать, как тебя спасти. Как себя спасти. Как много лишнего вокруг. Юра упал на колени в бессилии и зарыдал.

Его всхлипы прервал все тот же звук, только теперь уже глухой и не такой звонкий.

Подожди милый, подожди родной! Я спасу, я доберусь к тебе, я раскопаю тебя, только не умолкай, слышишь, только не умолкай!

Деревянкин разрывал руками мусор, разбрасывая по сторонам отходы и все более вгрызаясь в кучи мусора, сливаясь с ними в единое целое.

Подожди родной! Звони родной!

Зазвенело слева, справа, сзади впереди. Сотни телефонов слились в одну могучую трель и ждали спасения. Трель разливалась на свалкой, превращаясь в песню и паря над ней мелодией вечности. Машины заезжали, добавляя и вливая в эту мелодичную катавасию новые звуки.

Подождите, мои дорогие! Я спасу! Я всех спасу! Только не умолкайте! Не умолкайте! Никогда-а-а!


© Шу! 16.09.2001г.
50
НАСТРІЙ
РИМИ
РИМИ ПІД ГІТАРУ
ЛІРИКА
ОПОВІДАННЯ
СТРАХІТТЯЧКА
КОМП'ЮТЕРИ
ІНШЕ
ДУМКИ
РІЗНЕ
РОМАНТИКА
ДУМКИ ВГОЛОС
IT
КІНО
МУЗИКА
ФОТО
ЗА КЕРМОМ
СПРАВИ
JQUERY
Письма N
lettersn.com
Музыкальная группа
КОЛИШНЄ
ПРОЗА ТА РИМА
СТУДЕНТСЬКЕ
ПЕРЕПІСНІ
КОМП'ЮТЕРИ
ЩЕ
ВІДГУКИ
Enter your email address:
Delivered by FeedBurner

UP