страхіттячка

Калорифер

спасибо товарищу Кингу,
за наши ужасные видения
посреди ночи,
а также ЖЭКу №7,
за не менее ужасные батареи,
посреди зимы.



Зима обещала быть холодной. Всю неделю по телевизору показывали отвратительный прогноз погоды. Прогнозировали до -40. И это в краях, где в лучшие годы температура не опускалась ниже 5-7 градусов ниже нуля.

Как правило, отопление справлялось с легкой задачей обогревания квартиры практически полностью. Батареи исправно грели маленькую спальню, кухню и гостевую комнату. Когда было совсем невмоготу, приходилось залезать под одеяло и держать там в тепле озябшие пальцы на ногах.

И это только несколько дней в году. Все остальное время можно было разгуливать по квартире в каком угодно виде. И если вы только не большой любитель бань, то вся одежда должна была бы состоять из майки, трусов (семейных? Ну конечно, а каких же еще?) и тапочек на босу ногу…

Именно так Митя, молодой сотрудник НИИ, расхаживал по своей квартире вот уже второй час, пытаясь сосредоточиться и найти хоть какое-то объяснение тому, что за окном градусник еще час назад показывал минус десять, а сейчас уже минус семнадцать.

Не то чтобы Митя не верил навязчивым прогнозам и просьбам телепрогнозерш о том, чтобы запасались терпением и каминами, потому что городу грозили невиданные доселе холода. Он просто не хотел одалживать очередную сотню до получки, чтобы купить себе обогреватель. Зарплата молодого, хотя и перспективного служителя науки этого не позволяла. С другой стороны он не хотел навязываться к друзьям на неопределенный срок. Да к тому же его новая подружка явно была бы не в восторге, если бы Митя предложил ей встречаться не у себя дома.

"Два горячих тела - это хорошо. Но в перерывах-то холодно!" - рассуждал Митя и в очередной раз перед его глазами всплывал образ любимой, которая вместо того, чтобы дарить ему нежность и ласку кутала ноги в одеяло и прижималась к батарее сидя на полу его квартиры, а он отпаивал ее горячим чаем. С другой стороны он представлял, как надолго хватит его средств на шоколад и шампанское, если грянут эти незапланированные расходы. Опять же, если вернуться к первому - девушка была рядом не всегда.

Итак, выбор был практически предрешен.

Субботнее утро встретило Дмитрия неласково. Он проснулся от холода, скрюченный, под двумя одеялами. Звонил телефон.

- Хорошо, любимая… Да, конечно, дорогая… Да, сегодня… Да… Обязательно. Целую. Жду. - Дмитрий положил трубку и посмотрел за окно. Снега было не много. Однако было видно, что за окном суровая зима. Градусник в комнате показывал 7 градусов. Батарея была холодной. Холодной? Митя с грустью подумал, что мрачные прогнозы о том, что будут рваться трубы отопления, сбылись именно сегодня ночью. Да, так оно и было.

Через три часа, изрядно замерзший, но счастливый, оббегав несколько магазинов, Митя ввалился в квартиру. Он не удивился, что пар изо рта продолжал идти.

Не так просто оказалось купить сегодня обогреватель. Митя, уже почти отчаявшись в своих поисках, заглянул в полуподвальный магазинчик на отшибе одного из старых микрорайонов города. Видно здесь было не так много жителей, к тому же часть из домов была старой постройки с индивидуальным отоплением. Магазины центра города были пусты. Люди раскупили и выгребли все дешевые модели обогревателей, не оставив ничего. Те, что остались - могли позволить купить себе немногие. К тому же часть магазинов уже просто закрывалась. Рынка в тот день тоже уже не было.

На улице зашкалило за минус двадцать пять. По прогнозам синоптиков такая температура должна была продолжаться на протяжении трех-четырех недель.

Митя надеялся, что хоть электричество не отключат. Потому что его новый калорифер грел воздух, используя питание от сети. Других не было. Да и как? Топить дровами?

Митя вдруг с тоской вспомнил старый бабушкин дом в селе, с теплой печкой-лежанкой, и те времена, когда он ребенком любил залазить на самый верх печки и греться там, попивая свежее коровье молоко. Он вспомнил бабушку и деда, что-то делающего в мастерской. Увы, все это было в прошлом. Теперь он в квартире, которую купил на деньги, от продажи того домика.

Дмитрий отряхнул с себя грустные, хотя и приятные, ностальгические мысли и его взгляд переключился на коробку, стоящую в прихожей.

Новенький серый калорифер какой-то дешевой фирмы стоял посреди комнаты и осматривался, поворачиваясь на специальной подставке. Из его жерла струился нагретый вольфрамовыми спиралями воздух, засасываемый в отверстие на спине. Калорифер дышал холодным воздухом квартиры, извергая из себя сухой горячий поток.

Митя купался в этом потоке лежа на краю дивана, подставив под струю жарящего воздуха красные озябшие ноги. Его настроение явно повышалось. Температура комнаты повысилась до неприличных 18 градусов и грозилась еще минут за пятнадцать открыть третий десяток. До прихода подружки еще было достаточно времени, чтобы приготовиться: выкупаться, одеться и накрыть маленький столик в спальне. Поэтому Митя не спешил, а решил, как следует отогреться и, перелег на кровать.

Он проснулся оттого, что ему приснился кошмарный сон. Он сразу и не сообразил, сколько проспал. Вечер зимой начинается рано. Смеркаться начинает где-то после четырех. Уже было темно. Значит, проспал он как минимум часа три. Часы показывали начало седьмого.

Ему снился поезд. Он убегает от него по шпалам вперед и не может свернуть. Старый хромой паровоз настиг его возле тоннеля. Но вместо того, чтобы разрезать убегающего на пару-тройку частей, передняя часть тягача исказилась в грубой усмешке и раскрыла пасть. Митиному взору открылась алая топка паровоза и тянущиеся к нему окровавленные железные губы. Всего лишь миг и из чрева топки выдвинулся ослепительный язык и, обжигая Дмитрия, подхватил и увлек в самое пекло.

Постель Мити была мокрой от пота. Он с ужасом взглянул на термометр и обнаружил там почти сорок градусов. Термометр на улице показывал прямо противоположную температуру.

Рывок с кровати к калориферу вышел неудачным. Дмитрий перецепился через шнур питания обогревателя и упал, больно ударившись лбом о пол. С трудом поднявшись, он щелкнул выключателем впереди калорифера.

Выключатель не работал. Зато обогреватель изрыгнул из себя, как показалось Мите, еще более горячую порцию воздуха. Он еще раз щелкнул переключателем и потянулся к сетевому шнуру. И только тут увидел, что шнур уже был отключен им самим нечаянно, при падении. Калорифер продолжал работать, как ни в чем не бывало.

Температура в квартире повышалась катастрофически быстро. Равно как и опускалась за окном. Плюс сорок четыре - минус сорок четыре. Плюс сорок пять - минус сорок пять…

Если бы кто-то в тот морозный вечер шел по улице и глянул вверх на балкон ничем не примечательной и не отличающейся от других двухкомнатной квартирки на одиннадцатом этаже, то, скорее всего, подумал бы, что человек на балконе сошел с ума. Голый, в подранном нижнем белье, он что-то кричал о помощи и об ужасной жаре вокруг. Но никто не проходил в тот вечер мимо. Все, закрывшись в своих квартирах и укутавшись с головой в теплые пледы, ждали тепла.

Минус сорок семь.

В первый момент Митя подумал, что все это ему приснилось. Тот ужасный сон с паровозом, и потом еще один ужас с калорифером. Но все было слишком реально, чтобы быть просто сном.

Но как мог поверить молодой научный сотрудник в то, что простой, обычный обогреватель работает сам по себе? Как это вообще могло произойти? Бред!

Проветрить? Митя открыл дверь на балкон. Этого оказалось мало. Окна!

Но становилось все горячей. Горячий воздух хлынул из квартиры с новой, еще более обжигающей силой. На балконе было жарче, чем в комнате.

Он попытался открыть холодную воду в ванной, но из крана послышалось только обычное бульканье.

Не помня себя от страха, Митя рванул к выходу.

И тут он увидел, что из гостиной прямо на него медленно выехал калорифер. Входная дверь не поддавалась. Митя в изнеможении, вдруг поняв весь ужас сложившейся ситуации, совершенно без надежды, на каком-то остаточном рефлексе, в оцепенении дергал за ручку двери. И только когда калорифер подобрался настолько близко и так, что его горячее дыхание заставило раскалиться ручку, Дмитрий с быстро растущими волдырями на руках, рванул на кухню.

В чайнике оставалось немного воды. Превознемогая боль обожженных ладоней, он плеснул ее на приближающегося обогревателя, который отозвался неприятным шипением.

Поток воздуха из калорифера теперь приобрел узкую направленность. Теперь он не распылялся вокруг, а брал в свой фокус обзора Дмитрия, целенаправленно поджаривая его.

В какой-то момент зазвонил телефон и Митя вспомнил о девушке. Он каким-то неведомым чувством понял, что это она звонит ему и просит отложить встречу из-за большого мороза. Он также успел подумать, что может так даже и лучше…

В этот момент волосы на его голове задымились и, тут же внезапно замолк калорифер. На Митю, уже начавшего терять сознание, дунул легкий морозный ветерок из открытого окна. Но вздох облегчения сменился новым ужасом. В следующую секунду калорифер хищно взмахнул своим болтающимся шнуром и обвил ноги Мити. Огромная сила резко притянула его к передней панели калорифера с открытыми и все еще пылающими вольфрамовыми нитями, тут же, в мгновение ока, не дав ни секунды на размышления, обхватив руки и шею, пыхнула прямо в глаза новой струей.

Митю бросило спиной в открытое окно. В какой-то последний момент он попытался схватиться за подоконник, но, не удержавшись, вывалился вниз.

От резкого движения шнур разорвался, но согревающее чудовище по инерции вылетело следом.

Они рухнули на снег вместе. И хотя люди на первом этаже слышали негромкий шлепок, вряд ли кто-то в темноте увидел бы что происходит, а выходить в такой холод желания ни у кого не возникло.

На асфальте лежал молодой сотрудник НИИ, или просто Митя. Ему было не холодно. Он не мерз как тысячи людей вокруг, закрывшись в своих коморках. Он не думал о холоде. Ему было тепло.

Рядом с его телом продолжал работать обогреватель. Он обвевал все, что осталось от Дмитрия теплым воздухом.

От тела шел пар. Но это не был пар, который исходит от чего-то горячего на холодном воздухе, как из открытой двери бани. Это был просто горячий пар. Как от поджаренной картошки.

Калорифер на мгновение замолк, а затем в последний раз резко дунул на уже остывающее тело так, что в разные стороны полетели поджарые куски окровавленного мяса, оставляя на теле белые неприкрытые кости и метя грязно-алой спекшейся кровью белый, но уже немного старый и поэтому грязный снег.

Потом он выключился совсем. В свете ночного подъездного фонаря был виден его новый сверкающий корпус и свернутый клубком целехонький шнур питания с мерно покачивающимся на конце штепселем.

И медленно, осторожно обойдя скелет, чтобы не разрушить плоды своего дневного труда, Калорифер побрел в полуподвальный магазинчик на отшибе одного из старых микрорайонов города…

© Шу! 11.11.1999 г.
39
НАСТРІЙ
РИМИ
РИМИ ПІД ГІТАРУ
ЛІРИКА
ОПОВІДАННЯ
СТРАХІТТЯЧКА
КОМП'ЮТЕРИ
ІНШЕ
ДУМКИ
РІЗНЕ
РОМАНТИКА
ДУМКИ ВГОЛОС
IT
КІНО
МУЗИКА
ФОТО
ЗА КЕРМОМ
СПРАВИ
JQUERY
Письма N
lettersn.com
Музыкальная группа
КОЛИШНЄ
ПРОЗА ТА РИМА
СТУДЕНТСЬКЕ
ПЕРЕПІСНІ
КОМП'ЮТЕРИ
ЩЕ
ВІДГУКИ
Enter your email address:
Delivered by FeedBurner

UP