комп'ютери

Первомай

По проспекту мимо центральной трибуны дружным шагом прошагали программеры.

- Даешь к Новому Году каждому программисту по три программистки! - раздалось из динамиков.

- Ура-а-а! - подхватили программеры и, толпа на тротуарах с четырехоконными флажками, по обеим сторонам проспекта дружно загудела и засвистела.

- Следом за колонной программеров следует колонна юзеров! - снова громогласно послышалось из динамиков.

- Даешь бесплатный Интернет! - крикнул кто-то из колонны.

- Ура-а-а! Ура-а-а! Ура-а-а!

Мимо трибуны медленно проплыл белыми буквами на красном лозунг: "Да здравствует программа по восстановлению файлов!"

- Виват Unerase! - на всю округу разнелось с трибуны. И в припляске юзеры понеслись дальше, разрываемые криками "Ура!".



Я стоял у открытого окна, выходившего прямиком на центральную площадь города, не веря своим глазам. Огромный шум. Он заполнял все пространство улицы, влетал в каждое открытое окно и возвращался на площадь оглушительным праздничным эхом.

Сегодня утром я проснулся от этого шума. Кажется, движение на улице началось еще до рассвета. А потом нарастающий звук многих голосов слился в один огромный звуковой поток и ворвался ко мне под одеяло, дав понять, что сон окончен.

Календарь на стене самодовольно и молча указал на то, что сегодня - Первое мая.



- Привет участникам праздничного парада!

- Ура!

- На центральную площадь выходит колонна геймеров. За прошедший год они прошли на 101,1% уровней больше прошлогоднего показателя!

- Ура!

- Следом за колонной геймеров идут хакеры. Обратите внимание на их внешний вид. Разорванные рубашки, замасленные брюки, недельная небритость и легкое похмелье выдает в них недюжинную силу мысли и энергию первооткрывателей. Только за месяцы, прошедшие с начала этого года, они взломали 128349 паролей и кодов. В результате запланированной акции по взлому банковских систем возвращено государству 10000 миллионов. Поприветствуем их!

- Ура!

- Хакер жил, хакер жив, хакер будет жить!

- Ура!

- А вот и апогей нашего празднества. Посмотрите, какие лица! Какое безумно-безудержное выражение глаз! Ламеры всех стран - объединяйтесь!

- Ура-а-а!


Я отошел от окна и протер глаза. Это невозможно! Черт те что! Сегодня первое мая. Так. Мир, труд, май. Помню. Так. День международной солидарности трудящихся. Так, правильно. А причем здесь эти, как их, хамеры или как там, а,.. хакеры. Вот. Не понимаю.

Но любопытство взяло верх, и я вновь вернулся к окну.



- Ура! - раздавалось из всех динамиков.

- Ура! - вторило эхо, и толпа по краям проспекта бросала в колонны букеты цветов.

Вдруг раздался какой-то невообразимый нарастающий топот и, из глубины проспекта показалась колонна… носорогов. Ровными рядами они продефилировали мимо трибуны.

- Книги для носорогов - лучший подарок Вам и членам Вашей семьи! - прозвучало на всю округу.

- Туп! Туп! Туп! - разнеслось по округе.

- Даешь каждой семье по носорогу!

- Ура-а-а!

Следом за топотом сотен ног раздалось металлическое позвякивание. Не касаясь земли, прошла, нет, пролетела, нет, простучала? Нет. Не знаю. Пропарила (вот!) толпа чайников. Из их носиков вырывался наверх самый настоящий пар. И когда председательствующий на трибуне прокричал в микрофон:

- Чайники - наше будущее! - из сотен носиков вырвался такой оглушительный паровозный гудок, что стоящие в первых рядах на обочине отступили, боясь быть обработанными горячим паром. Замыкал всю эту лязгающую колонну маленький заварочный чайничек, который, не обращая внимания на остальных шел, что-то тихонько посвистывая себе в нос.

После того как пар рассеялся, стало видно, что идут мониторы. На их лицах (экранах?) гордо красовался флаг Виндовса. Самого Виндовса в виде деревянной оконной рамы следом за мониторами на руках несли Клавы. При этом Виндовс гордо пыжился и пытался показаться всем во всей своей виндосовой красе. Но очень часто падал из рук, несущих его Клав, чем портил общее впечатление.

Следом за Виндовсом несли Линукса. Присутствующие немного смутились, потому что из одежды на нем ничего не было. В своем наряде он был свободен, открыт и доступен для всех.

- Слава голому Королю!

- Ура! - подхватила колонна двухголовых юниксоидов.

- Ура Юниксу! - вернуло эхо.

Потом, как бронетранспортеры, на площадь, грохоча и дымя, въехали винчестеры. Сверху, будто реактивные самолеты, пролетая, пропищали модемы. Принтеры и сканеры прошли под руку. Рулоном промчались коврики для мышек и, наконец, показалась грандиозная многомиллионная колонна мышек.

Казалось, на площади никого не стало. Однако, присмотревшись можно было увидеть, что по проспекту ползли миллионы маленьких беленьких мышек. Эта мышиная команда растянулась не на одну сотню метров.

Огромный шум, не прекращаясь, парил над городом. Все кишело и кипело, двигалось и перемещалось.

Кто-то из присутствующих, молодой человек, увидев на другой стороне улицы знакомую, решил пробежать к ней сквозь ряды идущих мышей. Но, добежав до середины, случайно наступил на одну из них. Тут же ровные ряды мышей сомкнулись и его тело покрыли десятки серых грызунов. Грызуны увеличивались в количестве и объеме. Первые ряды остановились, задние продолжали напирать. Молодой человек упал. Мыши продолжали идти, наваливаясь в одну кучу. Наконец, эта толпа в миллионы серых глазок и хвостиков, не выдержав давления, рванула врассыпную, словно термиты, покрывая собой все предметы и здания, деревья и стоящих людей. Люди разбегались и падали от напора мышей, задние топтали передних. Количество грызунов росло, они обгоняли убегающих и, наваливались на них, не давая убегать и, заставляя падать. Дома начали трескаться оттого, что фундамент зданий в сотни ртов подгрызался тут же. Трибуна рухнула. С поражающей быстротой весенний цветущий проспект освобождался от деревьев. Деревья валились, придавливая бегущих и грызущих. Все вокруг побелело.

И тут я увидел, что к моему окну по подоконнику уже тоже пробирались грызуны. В то же время входная дверь захрустела в чьих-то, уже, наверное, немаленьких, зубках и в комнату ворвались полчища огромных белых мышей. Одна из них бросилась мне прямо в лицо. Я в ужасе стал отбиваться, пытаясь сбросить прочно уцепившегося за мою нижнюю губу грызуна, но тут понял, что он абсолютно не пытается укусить. Шероховатым язычком мышь мирно лизала меня в нос.

Я открыл глаза.

- Мурка! - ну надо же. Моя кошка облизывала меня, пытаясь разбудить, и явно давая понять, что ее пора отпустить на вечернюю прогулку.

Но я лежал на кровати и мыслями был еще возле окна. Там, где минуту назад шел праздничный парад. Это был сон. Веселый, праздничный и…

И тут с новой волной ударил громогласный крик сотен голосов. Тот же шум, что и на параде. Он нарастал с непостижимой силой, готовый вот-вот выплеснуться наружу и смести все на своем пути.

Напротив дивана, на котором я так мило вздремнул, по телевизору заканчивался футбол.

Часы показывали полночь.

- Го-о-ол! - неистово закричал стадион, и я наконец-то спокойно вздохнул.


© Шу! апрель ’99
13
НАСТРІЙ
РИМИ
РИМИ ПІД ГІТАРУ
ЛІРИКА
ОПОВІДАННЯ
СТРАХІТТЯЧКА
КОМП'ЮТЕРИ
ІНШЕ
ДУМКИ
РІЗНЕ
РОМАНТИКА
ДУМКИ ВГОЛОС
IT
КІНО
МУЗИКА
ФОТО
ЗА КЕРМОМ
СПРАВИ
JQUERY
Письма N
lettersn.com
Музыкальная группа
КОЛИШНЄ
ПРОЗА ТА РИМА
СТУДЕНТСЬКЕ
ПЕРЕПІСНІ
КОМП'ЮТЕРИ
ЩЕ
ВІДГУКИ
Enter your email address:
Delivered by FeedBurner

UP